Затерянный водный мир Мьянмы

Рубрика: Отзывы и отчеты о путешествиях  |  Дата публикации: 10 октября 2013  |  Комментариев нет

Сохранив в памяти золотой образ Шведагона, мы поднимаемся на борт единственного приемлемого транспорта в Мьянме — турбо-винтового АТР-а (что-то наподобие нашего АН-24), который готов переместить нас в глубь страны – в местечко Хехо, где расположено мистическое озеро Инле. Вид пропеллеров вместо турбин, конечно, настораживает, но только первый раз. Потом эти летающие автобусы (иначе их и не назовешь), начинаешь любить за оперативность и улыбчивость стюардесс. Со временем больше уже даже не смущает постоянно прокручиваемая на борту одна и та же песня Селин Дион из кинофильма «Титаник». Мы делали скидку на то, что в прокат Мьянмы этот фильм так и не дошел.

Только ступив на землю, к тебе сразу же сбегаются несколько человек и предлагают сделать массаж. «Как? Где?» — недоумеваешь ты с прилета. «Да прямо на ходу, — тут же отвечают находчивые бирманцы. — Пока вы идете к машине, мы с обеих сторон разомнем вам руки, шею и голову». На это телесное шоу неожиданно соглашаются прилетевшие вместе с нами итальянцы. Несмотря на тщедушный вид бирманцев, они порой обладают столь недюжинной силой, что, нажимая на нужные точки, могут действительно взбодрить после полета даже на ходу.

В окрестностях Хехо находится еще одно место паломничества — пещера Пиндая с более 8 тысячами уникальных античных статуй Будды. Три часа езды по пустынной местности, где кажется вообще не ступала нога человека, вдруг сменяется живописным храмовым комплексом с современным стеклянным лифтом. Поднимаемся наверх и заходим в пещеру, где кроме нас никого нет. Внутри наряду с тысячелетними сталактитами сквозь темную подсветку вырисовываются силуэты тысяч золоченных Будд. Узкая тропка плутает по пещере в виде лабиринта и тебя не покидает мысль, что ты здесь совсем один, и случись что, до выхода вряд ли доберешься самостоятельно. Но уже поздно, и подгоняемый первобытным страхом и красотой бесконечных лиц и изваяний умиротворенного Будды, ты идешь босиком вглубь по влажному каменному полу. Сверху, сбоку, снизу на тебя взирают раскосые глаза, словно сфинксы, наблюдающие за твоими действиями. В глубине пещеры, между небольшими озерами и подсвеченными буддийскими алтарями, совсем в узком и неприметном проходе твой взгляд падает на метровое отверстие в скале над которым висит надпись «Пещера для медитации». Как Вини-Пух когда-то лез в гости к Кролику на карачках (по другому не получается) залезаем вглубь горы и оказываемся в тесном гроте, где пол застелен красным ковром. Перед нами статуя Будды с уже привычной иллюминацией сзади головы.

Тишина, покой и внутреннее спокойствие освобождают разум. Становится легко и беспечно. Хочется остаться здесь навсегда.

На обратном пути едем знакомиться с местным племенем Падоунгов (в переводе – длинношеие), женщины которого всем другим украшениям предпочитают бронзовые кольца на шее. Они встречают нас сдержанной улыбкой. Члены этого племени в отличие от многих бирманцев наделены чувством собственного достоинства, и возможно, даже превосходства. Несмотря на такие своеобразные самоистязания, они верят в Иисуса Христа, и вовсе не являются буддистами. Кольца девочкам одевают в 10-летнем возрасте и каждый год увеличивают по одному. К концу жизни длина шеи может увеличиться до 40 сантиметров. Говорят, что в случае измены мужу спираль как наказание снимают, женщина ломает шею и умирает.

Рядом располагается местная деревенская школа. Дети полуодетые, сопливые, все босые. Однако, в одном классе на доске учительница объясняет теорему Пифагора, а в другом идет урок английского языка на уровне 6 класса московской школы. Не забыв подарить всем ручки, блокноты и фломастеры, и в очередной раз согласившись, что Мьянма – страна контрастов, мы задумываемся над плачевным состояниям российских деревень.

Но на горизонте уже виднеется озеро Инле, заточенное на высоте 900 м над уровнем моря и окруженное горным хребтом. Прямо на воде в шатких бамбуковых домиках на сваях живет себе в общей сложности аж 70 тысяч человек, которые в древности перебрались на воду из-за разорительных набегов шанских племен, и так там и остались. Помимо кварталов и улиц, на воде есть свои школы, монастыри, больницы и храмы. Тут же из корней гиацинта и водорослей разбиты искусственные плавучие плантации, где выращивают помидоры, огурцы и картошку. Поливать ничего не надо. Из стеблей растущего на озере лотоса женщины плетут платки, по красоте и прочности ничуть не уступающие самому тонкому шелку. Тот, кто единожды приобрел такой шарф, потом специально возвращается заказать себе из этого материала рубашки и платья, настолько красиво и дорого выглядят такие вещи.

Температура на Инле, протяженность которого равна 20 километрам, одна из самых низких во всей Мьянме — зимой порой доходит до 10 градусов по Цельсию. При этом лачуги ничем не утеплены, а покрыты лишь тростниковой навесой. Но несмотря ни на что, в одном районе среди черных шалашей стоит себе на огромной кувшинке круглая спутниковая антенна. Видимо, даже здесь есть свои богачи, которые в те редкие часы, когда на озере дают электричество, умудряются еще и телевизор смотреть.
Кроме антенны, ничто не напоминает о нынешнем столетии. В кузницах, поддувая меха, куют железо, женщины на корточках крутят сигары, рыбаки, умело гребя одной ногой, ловят сетями рыбу. Жизнь оживляется лишь раз в неделю, когда на озеро приезжает плавучий рынок. На сотнях лодок продают все, что только можно пожелать: еду, сувениры, одежду, золото. При этом зачастую здесь можно откопать редкий антиквариат за мизерные в нашем понимании деньги. Реальную стоимость этих вещиц бирманцы могут просто не знать, а если учесть, что их средняя зарплата составляет 50 долларов в месяц – пара проданных бронзовых скульптур обеспечит сытую жизнь на ближайшее время. А что еще им нужно?

Комментариев нет к «Затерянный водный мир Мьянмы»

Комментировать