Янгон-Моламьяйн (19 января)

Рубрика: Отзывы и отчеты о путешествиях  |  Дата публикации: 9 октября 2013  |  Комментариев нет

Поезд на Моламьяйн уходит рано, поэтому позавтракали в номере (походный мини-чайник и продукты из супермаркета).
Наша платформа – 4-ая, к ней надо добираться через мост-переход, который расположен в левом конце вокзала. Нас к началу моста буквально за руку отвел приветливый дядька из-за столика «Counselling» (проход до моста по перрону первого пути закрыт — надо немного обойти).
Наш вагон N2 – второй от головы состава.
Изображение
Пока ждали поезда купил пару упаковок мандаринов по 500 чат (конечно дорого, но юная продавщица так отчаянно старалась их продать, что я не устоял).

С нами в одном вагоне ехала французская пара. Приятные люди, в дороге общались и угощали друг друга чем бог послал.
Супруга угостила французов баранками (всегда в поездки берет их запас, обычно дня на три-четыре хватает). У французов баранки почему-то вызвали удивление (возможно своей твердостью), видно было, что до этого они такой продукт не видели. Пришлось вкратце рассказать о русских народных традициях чаепития (слово «samovar» они знали), после чего баранки были съедены с особым интересам и по-моему даже понравились.

Тронулись по расписанию – в 7.15.
Ехать просто здорово (в принципе я и планировал перемещение на поезде не столько как способ передвижения, а скорее как экскурсионный тур): большие удобные сиденья с чистыми чехлами (хотя и немного болтаются, так как прикреплены к полу на поворотных шарнирах), постоянно открытые широкие окна (но не жарко и совсем не пыльно) и прекрасный обзор на обе стороны.
Изображение Изображение
В противоположных концах вагона расположены два вполне сносных туалета, а так же имеется отдельная рукомойка.
По вагонам постоянно бродят продавцы (в основном съестного). Можно и позавтракать и пообедать: чай, рис, какие-то соусы, вареные яйца (перепелиные), фрукты, кукуруза, местные сладости и еще много чего нераспознаваемого европейским глазом .
Изображение Изображение

С местами я вычислил все правильно – часов до 11 даже не расстегивал свою флизелинку, а французы после полудня не выдержали и пересели на левую сторону.
Везде по дороге идут ремонты и поезд часто замедляет свой ход вплоть до полной остановки. Меняют старые деревянные шпалы на железобетонные. Я думаю именно из-за этого мы и прибыли в Моламьян с опозданием в полтора часа.
До моста через Ситтаун поезд идет по сухой равнине и местность довольно аскетичная: сплошные рисовые поля, редкие рощицы и небольшие поселки. И конечно монастыри и ступы.
Изображение Изображение
После поворота на юг слева (на востоке) появляются сначала невысокие холмы, а затем и горы, и сама местность становится более зеленой и живописной.
Изображение Изображение
На этом участке довольно много станций (это одна из первых построенных еще англичанами ж.д. дорог в Бирме: «Баго (Пегу) – Моламьяйн») и вообще местность выглядит более населенной.
На каждой станции или полустанке поезд встречают и провожают местные дети.
Изображение
Самой большой и современный перрон находится в Чайто, поскольку эта станция расположена недалеко от Кинпуна – начальной точки маршрута к «Золотому камню».

Примерно через час после Чайто железная дорога приближается к протянувшемуся вдоль побережья невысокому горному хребту и далее до самого Моттамы идет параллельно ему.
На всем пути до Моламьяйна гребень и склоны горного хребта усеян сотнями (а может быть и тысячами) ступ.
Изображение Изображение
Примерно в часе езды от Татона находится поселок и ж.д. станция Zingyaik (Зинджяк или Зинджяик, хотя наверное и то, и то лишь приблизительно правильно), над которым возвышается давшая ему название высоченная гора со ступой на вершине – одна из пяти священных монских гор.

Впереди нас ехала молодая муслимская пара с пацаненком. В дороге мы немного общались: супруга развлекала чадо и угощала маму шоколадными конфетами, а они накормили нас какими-то местными сладостями типа мармелада с орехами. Женщина немного разговаривала по-английски, поэтому я попросил ее написать, как правильно произносится Zingyaik. Она написала мне что-то типа транскрипции и несколько раз медленно произнесла по-бирмански. На мой слух это звучит как Зинджьяк или Зинджяк с проглатыванием последней гласной, при чем «дж» звучит как что-то среднее между «ч» и «дж».

Где-то к этому времени дорога перестала радовать — не то, что бы мы очень устали, а просто уже наверное все надоело (возможно сказалось и то, что к этому времени мы уже должны были быть в Моламьяйне), к тому же оставшиеся до Моламьяйна 45 км поезд тащился почти полтора часа с периодическими замедлениями и остановками.
Километров через пятнадцать от Зинджяка горный хребет становится ниже и уже и практически прижимается к равнине. Отсюда до находящегося на берегу Салуина Моттамы идет плоская равнина, прорезанная глубокими ирргационными каналами...
Изображение Изображение
На подъезде к Моттаме (Мартабану) начинается высокая эстакада, переходящая в мост через реку Салуин.
Сам Моттама сверху выглядит очень своеобразно: огромное пространство покрытое ковром из верхушек высоченных кокосовых пальм, сквозь который кое-где проглядывают крыши расположенных под ними домов.
Изображение Изображение
Справа от ж.д. путей по мосту идет широкая автомобильная дорога.
Изображение Изображение

Проезжая по мосту можно хорошо рассмотреть знаменитый остров Гаунсе Чьюн (Gaungse Kyun), который европейцы обычно называют Шампу Айлэнд (Shampoo Island). Сверху хорошо видно, что он представляет собой вершину скальной гряды, пересекающую под водой реку Салуин по направлению с севера на юг.
Во времена Конбаунов (18-19-ый века) вода из источника острова Гаунсе (который как считалось подвешен на невидимых веревках, спущенных с небес) доставлялась в столицу государства Аву (Ava, Inva) для выполнения торжественной церемонии омовения головы короля (thingyan daw gyee — тинджан до джи), которая совершалась в канун бирманского Нового года (Тинджана).
Начало этой традиции было положено еще правителями монского государства Хантавади, чья территория в 16-ом веке была завоевана бирманской династией Таунгу, а затем уже в 18-ом веке в составе Таунгу вошла в государство Конбаунов.
В результате первой англо-бирманской войны 1826 года остров при довольно курьезных обстоятельствах (границу по реке Салуину провели по пути, который проделала связка пустых кокосовых орехов, опущенных в вводу выше по течению) отошел к англичанам, но воду для королевского ритуала здесь продолжали брать вплоть до второй англо-бирманской войны и захвата англичанами Пегу (Баго) в 1852 году. После этого вплоть до падения королевской власти в Бирме в 1885 году воду для «тинджан до джи» брали по особому ритуалу из реки Иравади (для этого даже существовал специальный чиновник в ранге министра).

Длина самого моста через Салуин составляет около 2 км 400 м.
После моста поезд еще немногим менее километра идет по эстакаде, воздвигнутой над жилыми постройками северной части города.
Миновав расположенный справа от путей междугородний автовокзал, поезд приходит на новый ж.д. вокзал, окруженный пустырями с бурьяном.
Изображение Изображение

Время по станциям на пути следования:
07.15 – Yangon
10.45 – Мост через Ситтаун
10.55 – Tein Zayat (городок и станция сразу после моста)
12.15 – Kyakto (Чайто)
14.50 — Thaton
15.45 – Zingyaik
16.50 – Mottama
17.30 – MawlamyineОбщее время в пути составило 10.45, при этом поезд опоздал примерно на 1.30

Наш поезд пришел на второй путь от перрона и уже на платформе нас встретил местный ханурик-помогала, представившийся водителем всего чего только можно. Мужик был нудный, но довольно спокойный. Интересно, что постоянно повторяемое им «where are your going» было удивительно похоже на русское «какая погода», поэтому в ответ я ему периодически сообщал, что «погода нормальная, донт уорри». Так беседуя по-английски и по-русски, мы с ним спокойно дошли до привокзальной стоянки.
Увидев нас к краю парковочной площадки подогнал свой тук-тук приветливый дядька и сразу спросил: «Синдерела?»(то ли догадался какой к нас отель, то ли у тукеров с отельными хорошо налажен обмен информацией). Посмеиваясь над помогалами (а их уже стало трое, добавились худой парень и чумазый пацан), погрузил наши вещи в тук-тук и мы, получив на прощанье пару обидных жестов от привокзальных пацанов, тронулись через гору к отелю (Моламьяйн разделен на две части невысокой грядой холмов, идущей параллельно реке, при этом ж.д. вокзал находится к востоку от нее, а центр города – к западу, у реки).
Ехать до Синдереллы минут пятнадцать. Отель новенький и явно сделан под пакетные еврогруппы. Внутри он оформлен довольно красиво и наверное даже слишком хорош для своей цены.
Ресторан, который находится на заднем дворе, оформлен под стать отелю, персонал одет «черный низ-белый верх» и при этом кормят недорого и довольно вкусно.
Душ, ужин, отдых – завтра едем сначала к скале и Гигантскому Будде, а после обеда смотрим пещеры Кайон и Саддан.
С наймом машины легко не получилось, поэтому завтра с утра придется отправляться на точку к «таксистам» (так здесь называют тех, кто помышляет извозом, хотя никакого такси в привычном смысле в Моламьяйне отродясь не бывало).

Перед ужином я зашел на ресепшен на предмет машины на завтра. Подробно написал километраж, пункты и время, но оказалось, что все очень непросто и видимо евростатус отеля в том числе играл свою отрицательную роль. Пацаны на ресепшене и около него (как обычно человек семь-восемь) отнеслись к моей просьбе чутко и хором начали названивать разным драйверам, правда заранее меня предупредив, что с машинами в Моламьяйне проблема и соответственно они дорогие (об этом же мене, но как-то вскользь и невнятно, говорил и Чарльз из турагенства, когда отдавал билеты и ваучеры в аэропорту).
После долгих созвонов-перезвонов и ответных звонков нашелся один доброхот, который был готов ехать со мной за какие-то 65 000 чат (кто-то просил еще дороже). Я любезно попросил при мне перевести эту сумму в доллары (поучилось $78) и, напомнив километраж (всего около 85 км по кругу), поинтересовался: не охерели ли местные водители или просто до них тут добрался столичный тренд (в Янгоне просят $100 за день)? Отельные согласились, что это чересчур по любым меркам и искренне огорчились, что с машиной ничего не получается (видно было, что действительно хотели мне помочь и ничего не мутили и не накручивали).

Некоторые цены:

Такси отель – ж.д. вокзал в Янгоне – 2000 чат ($2.4)
Тук-тук ж.д. вокзал – отель в Моламьяйне – 2000 чат
Ужин в ресторане отеля (на двоих) – 8000 чат ($9.4)

Комментариев нет к «Янгон-Моламьяйн (19 января)»

Комментировать