Па-Ан (22 января)

Рубрика: Отзывы и отчеты о путешествиях  |  Дата публикации: 9 октября 2013  |  Комментариев нет

В в восемь утра позавтракали. Завтрак подают в комнате на четвертом этаже, куда надо подниматься по узкими и очень крутым лестницам. Комната для завтраков представляет собой небольшой зал с четырьмя столами (скатерти, салфетки, столовые приборы). На завтрак подают традиционный для европейцев набор: яичница, тосты, масло, джем и большую тарелку резаных фруктов.

После завтрака я прогулялся до центральной площади, где купил билеты на завтра на автобус до Чайто (город и ж.д. станция в 10 км от поселка Кинпун — начала маршрута к «Золотому камню»).

К 9.00 подъехал наш замечательный водитель. Сегодня он был в спортивном костюме, светлой бейсболке и с бирманско-английским разговорником. Через нашу добровольную переводчицу он сообщил, что будет изучать английский язык, т.к. надеется и в будущем возить туристов.

В последующем при любом удобном случае водитель пытался упражняться в английском, а я по возможности ему помогал. В целом результат был не очень, т.к. многие с виду простые и очевидные для европейского уха звуки давались ему с великим трудом, а через некоторое время он уже не мог их снова повторить. Например простое слово «cat» (кэт) в его исполнении звучало примерно как «кээсш», и более или мене правильно он смог его произнести наверное только с десятого раза.

Сначала отправились в музей, который находится на берегу расположенного в центре Па-Ана озера, но оказалось, что музей не работает не только по понедельникам, но по вторникам (второй раз я с таким столкнулся в Таунджи).
Дальше у водителя обнаружились всякие важные дела: сначала мы подобрали на дороге пацанов с ланч-боксами и подвезли их до монастыря, а потом и вовсе по звонку на мобильный вернулись немного назад и заехали за заказом на лесопилку.

В конце концов мы все же двинулись по идущей вдоль берега реки NH85 (здесь она называется Kan Nar st.) в сторону моста через Салуин (пещеры Когун и Яти находятся на правом берегу реки). Расстояние от центра города до моста составляет примерно 8.5 км.
Перед самым мостом вытянулся почти на километр поросший лесом высокий известняковый холм со симпатичными ступами, разбросанными по отдельным утесам. Прямо у подножья этого холма находится довольно известный евроотель «Звегабин».
Перед въездом на мост располагаются обычные для таких мест военный блок-пост и «толл-пэй» по сбору платы за проезд по мосту.

С учетом того, что больше двух-трех машин у точки сбора денег не скапливается, состав и количество персонала «толл-пэя» впечатляет: шестеро шустрых парней-сборщиков денег в желтых безрукавках, два взрослых мужика (один — развалившийся в бамбуковом кресле примерно в центре всех событий, и второй — прогуливающийся чуть дальше обочины и зорко наблюдающий за процессом сбора денег) и девчонка-секретарь (или бухгалтер), сидящая на возвышении за заваленным бумагами столом. В дополнении к этому из расположенного рядом домика вышел солидный дядечка со строгим взором и повадками начальника и, окинув с возвышения вверенное ему хозяйство, удалился обратно в помещение.

Мост построен чуть ниже того места, где Салуин прорывается через пресекающую его каменную гряду, поэтому здесь скалы подступаю вплотную к берегу реки и с моста открывается прекрасный вид на утесы и вершины холмов с монастырями и ступами.

Сразу слева от моста начинается поселок Bar Kat, центральная улица которого и является дорогой к пещере Когун. От своротка с NH85 до пещеры примерно 4 км приличной и в большей части асфальтированной дороги.
На окраине поселка в окружении рисовых полей (справа от центральной улицы) располагается новенькое здание Hpa-An Computer University. Такое расположение учебных заведений не редкость для Мьянмы и стало оно практиковаться после известных событий в недавней истории страны.

До своротка направо в сторону пещеры Яти (примерно километр не доезжая Когун) дорога была действительно очень приличной, но начиная от перекрестка и почти до деревни Когун шел основательный дорожный ремонт и пробираться надо было где-то в одну полосу по щебню, а где-то — по жутким объездам (пыль до нулевой видимости и колдобины, по которым с опаской двигались даже грузовики).
Поездка на этому участке дороги получилась немного экстремальной, т.к. наш водитель, нацепив защитную маску и очки, мчался по бездорожью как ошалелый — не щадя ни себя, ни нас, ни свой тук-тук, и лишь по необходимости съезжая на обочины, чтобы пропустить встречные грузовики и дождаться пока осядет пыль до пределов хоть какой-то видимости. Слава богу, все это продолжалось не очень долго и вскоре дорога повернула налево в деревню, а мы — направо, на короткий проселок, идущий к пещере.

Из-за близкого расположения к национальной автодороге пещера Когун включена наверное во все маршруты FIT'ов (так местный Минтуризм называет самостоятельных путешественников) и пакетных туристов, посещающих этот регион (группы сюда просто заезжают по дороге из Па-Ана в Татон).
Так же как и Ка Йон, расположенная близ Моламьяйна, пещера Когун известна с давних времен, но в отличии от Ка Йон никаким серьезным разрушениям она не подвергалась и по фотографиям начала прошлого века можно легко опознать многое из присутствующего в пещере и поныне.

После пещеры Когун отправились в расположенную недалек пещеру Яти (около 4-х км по дороге). Поскольку надо было вернуться по той же дороге назад, пришлось еще раз пережить все прелести дорожного ремонта. Дальше было ехать гораздо легче — от поворота с дороги на Когун в сторону пещеры Яти через поселки и рисовые поля идет вполне сносная гравийная дорога.
Пещера Яти встретила нас почти полным безлюдьем. Внизу около входа скучала за лотком тетенька-торговка, а рядом с ней пожилой монах увлеченно возился со звуковой аппаратурой. Больше ни внизу, ни в пещере я никого не видел (правда когда уже спускался промелькнула какая-то женщина из храмовых мирян).
Пещера довольно своеобразная и по своему интересная.

На обратном пути остановились в придорожном кафе покормить водителя (самим на такой жаре есть не хотелось, только выпили растворимого кофе).

Отдохнув и подкрепившись, отправились к подножью горы Звегабин, где расположены скала Чьяут Ка Латт (Kyaut Ka Latt Rock) и Сад тысячи Будд (Lumbini Garden).
Расстояние от моста через Салуин до скалы оставляет всего около 6 км, но опять дорожные ремонты (хотя и не такие ужасные, как около Когун), опять пыль и тряска, да еще и солнце после полудня начало палить совсем нещадно — в общем все начало понемногу надоедать и даже удивительная скала посреди озера не вызвала особых эмоций.
Чьяут Ка Латт расположена на небольшом островке посреди искусственного водоема практически идеальной круглой формы. Добраться до нее можно по капитальному пешеходному мосту, хотя делать на островке особо нечего — все лучшие виды открываются с моста или с берега озера.
Изображение
Тем не менее до островка мы конечно же прогулялись, поднялись на площадку, расположенную примерно на половине высоты скалы, а я даже обошел островок вокруг.
Пока я фотографировал на верхней площадки сидевшего там монаха и покрытые дымкой окрестности, супруга с водителем отдыхали в тени скалы на ступеньках лестницы.

От Чьяут Ка Латт мы отправились к Саду Тысячи Будд (Парк Лумбини, Lumbini Garden).
По замыслу авторов этой ландшафтной композиции вдоль склона скалы должны были тянуться нескончаемые ряды сидящих на пьедесталах Будд, за каждым из которых должно было возвышаться дерево, символизирующее Дерево Бодхи (пипал под которым Будда достиг Просветления).
По какой-то причине проект не удался и теперь все это выглядит довольно заброшенным. Деревья выжили только около небольшого количества статуй, зато все пространство вокруг них густо заросло травой. Некоторые из статуй кем-то обихаживаются и над ними устроены навесы, а некоторые уже потускнели и облезли.
Изображение
Здесь мы долго не задержались и практически сразу же отправились домой по дороге идущей вдоль подножья скалы.

Уже хотелось принять душ и вытянуть ноги, но у нашего водителя были другие планы. Ни о чем нас не предупреждая, он отправился на берег Салуина к той самой лесопилке, на которую мы заезжали еще утром. Там на тук-тук было загружено штук пятнадцать тиковых брусков и только после этого мы двинулись к отелю (эта логистическая оптимизация стоила ему чаевых).
Примерно в к трем часа пополудни мы уже были у себя в номере.
Супруга отправилась отдыхать, а мне нужно было поменять немного долларов (до Янгона чатов хватало только в обрез, поэтому необходимо было создать небольшой запас на всякий дорожный случай), а заодно купить воды и еды (после вчерашнего ужина с запахом то ли говяжьего жира, то ли еще чего похуже, решили поужинать в номере).
С обменом валюты в Па-Ане оказалось ничем не лучше, чем с наймом машины, и я изрядно побегал, прежде чем обменял пятьдесят usd на местные чаты.

Первым делом я отправился в расположенный недалеко от отеля банк (по-моему филиал знаменитого KBZ). Сразу за дверями банка меня встретили два охранника, две нарядные девушки и менеджер в галстуке. Все лучезарно улыбались и излучали гостеприимство, но валюта обменять не могли. На вопрос: а где в здесь поближе можно обменять доллары, меня отправили в любимый LP «Soe Brothers Gesthouse», расположенный за углом на полпути к рынку.
Вход в гестхаус представлял неприметную дверь с узкой крутой лестницей, уходящую куда-то наверх. Поднявшись, я оказался в небольшой прихожей (метра два на три с половиной) с конторкой, за которой восседал довольно колоритный дедуля-балагур (наверное один из братьев Сое). Минут пятнадцать мне пришлось ждать пока он, непрерывно болтая, смеясь и размахивая руками, отыщет затерявшийся в недрах его конторки паспорт какой-то австриячки (прямо в ящике стола у него лежала груда паспортов постояльцев). Девушке уже было не смешно, но к счастью паспорт все-таки нашелся и дошла очередь и до меня.
В гесте тоже валюту не меняли (выяснить: вообще или ее нет в данный момент, у дедка так и не удалось), но ждал я не напрасно: дед сообщил мне место, где я уж точно обменяю свои доллары — у дантиста напротив рынка, третья ячейка от угла.
Напротив рынка располагается длинное здание с торговыми рядами. Третье помещение от угла было загорожено выступающей на улицу решеткой во всю высоту фасада, а рядом с ней стоял полицейский, пара водителей тук-туков и отирались еще какие-то типы. На решетке снаружи висел замок, да и общаться с полицией не входило в мои планы, поэтому я замер в нерешительности. Выручило меня традиционное бирманское гостеприимство. Увидев мои сомнения, один из водил радостно крикнул: «Дентист? Иксчендж мани?», а полицейский, благодушно улыбнувшись, показал на решетку. Я сдержано кивнул и тук-тукер начал что-то кричать в полумрак через решетку. Через некоторое время появился сам дантист — солидный холеный дядька. Просунув руку наружу, он открыл замок и, сдержанно кивнув, пригласил меня во внутрь. Так же солидно и практически без слов состоялся и сам обмен (кстати курс вполне приличный для провинции — 830 (в Янгоне 853), при том, что я менял всего $50).

Прогулявшись по торговым улицам и купив еды (тайской лапши, крекеров и чего-то там еще) и воды, я вернулся в отель.
Отдых, ужин, книги, компьютер — завтра утром в Кинпун, к «Золотому камню».

Некоторые цены:
Билеты на автобус до Чайто — 2×5000 ($11.8)
Вх. билеты в пещеру Когун — 2×3000 ($7)
Тук-тук — 20 000 ($24)

Комментариев нет к «Па-Ан (22 января)»

Комментировать